воскресенье, 18 августа 2013 г.

У многоцветности тоже есть своя история





V в. до н. э.

Эмпедокл, философ и проповедник, высказывал мысли о существовании четырех основных цветов: красного и желтого, белого и черного. Они соответствовали "четырем основным элементам", установленным им же: земле, огню, воде, воздуху.
 
 
 
 

V - IV вв. до н. э.

Учению о цвете придавали большое значение и Платон, и его ученик Аристотель. Небольшой трактат "О цветах", авторство которого точно не установлено (оно приписывается Аристотелю или его ученику Теофрасту), хотя и не сыграл большой роли в теории цветоощущения, все же содержит ряд интересных и значительных мыслей. Вот как Аристотель объясняет цвет: "Предмет зрения - видимое. Видимое же - это прежде всего цвет. А цвет принадлежит к тому, что видимо само по себе, оно в самом себе заключает причину того, почему оно видимо. Всякий цвет есть то, что приводит в движение действительно прозрачное, и в этом - его природа. Вот почему нельзя видеть цвета без света, а всякий цвет каждого предмета видим при свете. Прозрачное - то, что видимо посредством чего-то постороннего - цвета. При свете бывает видимо не все, а только собственный цвет каждой вещи. Итак, видимое при свете есть цвет, потому что цвет невидим без света. Ведь быть цветом самим по себе означает приводить в движение действительно прозрачное. Все живое стремится к цвету... Цвета по приятности их соответствий могут относится между собой подобно музыкальным созвучиям и быть взаимно пропорциональными". [1]
 
 

IV до н. э.

Пифагорейская школа предпочитала теорию видимого огня: именно глаз выводит изображение, которое дает зрение. Евклиду нравилась эта теория, которая больше всего подходила к его геометрии прямых линий.


 

Около 460-370 до н. э.

Демокрит предпринял попытку объяснить природу отдельных цветов с помощью атомной теории. Он также признавал четыре основных цвета.
 

1596-1650

Декарт хочет объяснить все, ссылаясь на категории пространства и движения. Пространство заполнено, непостижимо и однородно. Движение главным образом происходит по прямой линии, но вызывает "вихревой поток" (ураганы). "И проявления всего этого достаточно убедительны, хотя опыт, вполне возможно, доказывает обратное, однако, мы вынуждены более верить нашему разуму, нежели чувствам" (Декарт Р. Начало философии).
 

1666 год

Основы современной науки о цвете заложены Исааком Ньютоном, который, пропуская солнечный луч через трехгранную призму из стекла, впервые наблюдал образование спектральной полосы, состоящей из гаммы определенных цветов.
 

1672 год

Исаак Ньютон сообщил о преломлении солнечных лучей при прохождении через стеклянную призму. "Разные цвета переносятся различными частицами, которые преломляясь в стекле призмы. Испытывают силы изменяемой величины, что объясняет появление "цветового спектра", не создаются вновь, а только становятся видимыми. Разделяясь в случае, когда они снова полностью смешиваются в одно целое. То есть становятся такими, какими были до своего разделения" (Эйнштейн и Инфельд "Эволюция идей в физике"). Если спроецировать белый свет через призму, то на выходе получите палитру цветов. Это называется расщеплением белого цвета. Было установлено, что белый цвет неоднороден, это смесь нескольких цветов. Все множество цветов подразделяется на две группы: ахроматические (белый, различные оттенки (их более 300) серого и черный)  и хроматические (все остальные цвета, которые обладают светлотой, цветовым тоном, насыщенностью и чистотой цвета).

Маленькие частицы Ньютона, имея различные массы, достигают глаза, создавая "вибрации различной длины, которые вызывают цветовое ощущение". К основным цветовым тонам относятся семь цветов солнечного спектра. Цветовой тон определяется длиной световой волны. Так, красный цвет длинноволновый, зеленый - средневолновый, а фиолетовый - коротковолновый. [2]

По волновой теории, свет как волны распространяется в пространстве на некоторой скорости (300000 км в секунду) и с некоторой частотой. Спектр, полученный с помощью призмы называется "непрерывный спектр", так как он состоит из поступательного движения колебаний, длина волн которых растягивается от 400 нм для темно-синего ультрамарина до 780 нм для ярко-красного. Длина волны этих колебаний очень короткая, потому что нанометр равен одной миллиардной метра. Поэтому соответствующая частота очень высокая и соотносится с очень быстрыми колебаниями. Глаз человека способен различать как самостоятельные цвета участки электромагнитного излучения в диапазоне от 380 до 760 нм.
 

1704 год

Выходит знаменитый труд Исаака Ньютона "Оптика", в котором впервые был описан экспериментальный метод исследования цветового зрения. Он называется методом аддитивного смешения цветов, и полученные этим методом результаты положили начало экспериментальной науке о цвете. "Цвета однородного света - первичные, однородные и простые, цвета неоднородного света - неоднородные и сложные. Всякий однородный свет имеет собственную окраску, отвечающую степени ее преломляемости, и такая окраска не может изменяться при отражениях и преломлениях. Все цвета вселенной, создаваемые светом и не зависящие от силы, либо смешанными из них, причем они будут смешиваться точно или почти точно."[3]

Существует бесконечное множество цветов. Сколько нужно световых пучков, чтобы воспроизвести все эти цвета? Достаточно трех выбранных цветов, чтобы воспроизвести цветовые нюансы - красный, зеленый, синий. Это основные цвета. Максвелл первым продемонстрировал коробку, с помощью которой можно создать любой цвет, пуская свет через три отверстия.

Основные цвета цветовой круга - желтый, красный и голубой: между пурпурно-красным и желтым располагается вся палитра ярко-красных и желто-красных тонов, между желтым и голубым находятся все нюансы зеленого, между пурпурно-красным и голубым лежат все нюансы от индиго-синего до сине-фиолетового, к центру от круга цвета становятся светлее за счет увеличения присутствия белого, к периферии круга краски за счет затемнения черным становятся темнее, между пурпурно-красным и желтым за счет осветления возникают лососевый, фламинговый или абрикосовый тона, а за счет затемнения - желто-коричневые и красно-коричневые нюансы, между желтым и голубым осветление дает нежную липовую, майскую и мятную зелень, а затемнение - всю палитру от оливкового, листвяного до голубого хвойного цвета, между красным и голубым при осветлении появляются пастельные тона от небесно-голубого до сиреневого, а при затемнении - нюансы от ночной сини до петроля.

Таким образом, теория Ньютона не точно объясняет феномен света с помощью своих частиц. Более привлекательнее выглядит в этом смысле волновая теория, которая рассматривает свет как электромагнитную вибрацию. Однако волновая теория не достигает полного разрешения. Она не способна окончательно развенчать корпускулярную теорию. Этого добьется Огюстен Френель, который подведет под нее математическую базу.
 

1756 год

Впервые основные идеи трехкомпанентной теории цветового зрения были высказаны ученым-энциклопедистом М. В. Ломоносовым (1711-1765). В трактате "Слово о происхождении света, новую теорию о цветах представляющем, июля 1 дня 1756 года говоренном" он изложил концепцию о природе света и цвета. Ломоносов считал, что причиной света является движение эфира, состоящего из частиц трех видов различных размеров. Частицы эфира могут совмещаться с частицами материи, из которых состоит (дно) глаза, и приводить их в "колвратное" движение, при этом "от первого рода эфира происходит цвет красной, от второго желтой, от третьего голубой. Прочие цвета рождаются от смешения первых".
 

1810 год

Если художники возрождения использовали колорит для воздействия на чувства, то писателей и философов вдохновляли разгадки цветовой тайны. Полемика, начатая Гете, против теорий Ньютона свидетельство этому. Учение о цвете Гете ставил выше своих поэтических созданий. Белый свет казался ему первичным, неразложимым, а об опытах с призмой он не мог писать без раздражения.

Оригинальность и новизна концепции Гете состояла в том, что цвета не приходят в глаз в виде "лучей", а возникают в самом глазу, создаются им. Часто наш зрительный орган "выдает" красочные феномены и без внешних раздражений, что Гете установил самонаблюдением. Цвета, по мнению Гете, это деяния света и деяния страдания. Словом, работы великого поэта открыли иную научную область, получившую впоследствии название психофизиологии цвета. Однако, нападая на Ньютона, Гете неверно классифицировал свою работу. Своим "Трактатом о красках", опубликованном в 1810 году, он вдохновенно критикует утверждения последнего. В воздействии красок все решает сила цвета и площадь, какую он занимает. Еще Гете, интенсивно занимаясь теорией цвета, обнаружил, что дополняющие друг друга цвета должны находиться в соответствующем соотношении площадей: желтый к фиолетовому - 1/3 (одна четверть желтого с тремя четвертями фиолетового составят правильную пропорцию); синий к оранжевому - 2/1 (синего должно быть вдвое больше, чтобы сдерживать динамичный оранжевый); пурпурный к зеленому - 1/1 (оба цвета обладают одинаковой световой силой и потому могут выступать на равных). Однако на практике эти выверенные расчеты годятся лишь в том случае, когда из цветового круга для составления комбинации берут чистые цвета. В комбинировании приглушенных красок точные соотношения имеют меньший все уже хотя бы потому, что цвета меньше перебивают друг друга. Чем интенсивнее тон краски, прежде всего при светящихся красных и желтых тонах, тем меньше должна быть поверхность.

Цвет оказывает действие на чувственное зрение, а через него и на душевное настроение. Краски, в общем вызывают у людей большую радость. Отдельные цвета вызывают особые душевные настроения.

Цвет положительной стороны, по мнению Гете, это желтый, оранжевый и багряный. Они вызывают бодрое, живое деятельное настроение. Желтый "цвет ближе всех к дневному свету. В своей наивысшей чистоте он передает природу светлого и обладает свойством быть радостным, бодрым, приятно возбуждающим. Известно из опыта, что желтый производит впечатление тепла и уюта. Этот согревающий эффект лучше всего ощущается, когда смотришь на природу через желтое стекло, особенно в серый зимний день. Глаз радуется, сердце наполняется, настроение улучшается, кажется, что тебя обвевает непосредственное тепло". Желтый отличается ясностью, веселостью и мягкой прелестью, производит исключительно теплое и приятное впечатление. Оранжевый содержит все признаки желтого только в более высокой степени. Багряный или желто-красный вызывает приятное веселое чувство. Энергичные, здоровые, суровые люди особенно радуются на эту краску. склонность к ней обнаруживается у диких народов.

Цвета отрицательной стороны - синий, красно-синий (сиреневый) и сине-красный - вызывают неспокойное, мягкое и тоскливое настроение. Синий для Гете - это "очаровательное, волнующее ничто". Он несет всегда с собой что-то темное. В нем совмещается какое-то противоречие возбуждения и покоя. "Насколько охотно мы следуем за удаляющимся от нас предметом, настолько же охотно мы смотрим на синий цвет, и не потому, что он на нас наступает, а потому, что он влечет нас за собой". (Гете. Учение о цветах. п. 78). Красно-синий (сиреневый) вызывает беспокойство, что-то живое, но лишенное радости. Сине-красный вызывает возрастающее беспокойство. В чистом виде невыносим.

Красный производит впечатление серьезности, в темно виде - достоинства, благоволения, в светлом - прелести. Достоинство старости и любезность юности могут облекаться в один цвет. Пурпурный производит впечатление серьезности.

"Если смешать желтый и синий, то получается цвет, который мы называем зеленым". (Гете. Учение о цветах. п. 801). "Наш глаз находит в нем реальное удовлетворение. Если оба исходных цвета смешать в равных пропорциях. чтобы ни один из них не выделялся, то глаз и душа отдыхают на этой смеси, как на чем-то простом. не хочется и нельзя двигаться дальше". (Гете. Учение о цветах. п. 802).

"Трактат" заканчивается афоризмом: "Свет правит физикой, логикой и этикой. Высшими невидимыми энергиями, которые могут мыслить".
 

1816 год

Шопенгауэр признает правоту теорий Ньютона, оспаривая лишь некоторые пункты. По поводу определения света много спорят - во всяком случае, до сих пор. Философ эпохи Ньютона Вольтер настроен весьма благосклонно: "Такой человек явился. Ньютон с помощью одной лишь призмы наглядно доказал, что свет - пучок цветовых лучей, которые все вместе дают белый цвет. Один-единственный луч, разделенный им на семь составляющих, которые заняли место на полотне или белой бумаге по порядку, один за другим... Каждый из этих лучей, преломленный через сотню других призм, не изменяет никогда цвета, что он несет, так же как очищенное золото не превращается в кусок породы" (Вольтер. Философский письма). Только Гюйгенс, сторонник Декарта, осмеливается подвергнуть сомнению авторитет метра: для него свет - распространяющая волна.

Таким образом, из спора Гете с Ньютоном следует один вывод. Гармоническое колебание с длиной волны 0,55 мкм воспринимается как зеленый цвет. Но человеческий глаз способен  воспринимать и другие виды колебаний как тот же цвет. Например, смешав желтый и синий цвета, мы получаем зеленый. Но этот зеленый оказывается уже не спектрально чистым цветом, а составленным из двух других. Элементарным объектом психофизиологии зрения являются не гармонические колебания, а целые классы волновых процессов, воспринимаемые глазом как одинаковый цвет. При анализе феномена цветовосприятия мы не должны брать в качестве постулата утверждение, что одинаково наблюдаемые явления имеют тождественную природу. Напротив, их природа (состав красителей, физический спектр и т. п.) может быть весьма и весьма различной.



Начало XIX века

Томас Юнг предположил, что все мыслимые цвета можно получить, смешивая три "основных" цвета. В более поздних работах он остановился на трех "основных" цветах: красном, зеленом и фиолетовом. Опытным путем Т. Юнг обнаружил, что любой видимый в спектре цвет может быть получен смешением не менее трех световых лучей. Со временем эта гипотеза получила подтверждение и ныне именуется трехкомпанентной (трихроматической) теорией. Дальнейшее развитие трехкомпанентная теория цветового зрения получила в работах крупнейшего естествоиспытателя Г. Гельмгольца (XIX в.). Физиологические, биохимические и биофизические исследования подтверждают трехкомпанентную теорию.

Таким образом, главным достижением XIX  века в исследовании цветового зрения явилась математическая модель смешения цветов, основанная на трехкомпанентной теории Ломоносова - Юнга - Гельмгольца. Согласно этой теории, существуют три типа цветочувствительных элементов, реагирующих на красный, зеленый и синий (фиолетовый) цвета. Каждый вид этих рецепторов возбуждается преимущественно одним из основных цветов, реагируя частично на другие. Ощущение "неосновных" цветов возникает при смешении сигналов трех рецепторных систем, а ощущение белого цвета - при равномерном раздражении этих сигналов. Ее теоретическое значение состояло в установлении прямой связи между феноменами цветового смешения и трения светочувствительными приемниками сетчатки, а практическое - в разработке системы спецификации цвета по спектральному составу излучения. Восприятие цвета имеет три измерения. Прежде всего это цветовой тон, характеризующий качество цвета и определяющий его название красный, зеленый, фиолетовый и т. д. Далее насыщенность отражает количественный аспект цвета - от белого, насыщенность которого равна нулю, через более густые пастельные оттенки до полностью насыщенного, например, багряно-красного или золотисто-желтого. Наконец, яркость определяется амплитудой световых волн, т. е. числом фотонов, участвующих в каждом колебательном цикле, что соответствует восприятию большей или меньшей интенсивности света. Таким образом, эти три психологических измерения воспринимаемого цвета, в основе которых лежат чисто физические явления, позволяют нам преломлять информацию об окружающем полихроматическом мире.
 

1874 год

Почти забытой оказалась теория оппонентных цветовых пар. Ее выдвинул немецкий физиолог Э. Геринг. Он предположил, что в зрении участвуют три пары процессов, причем два процесса каждой пары антагонистичны друг другу. Э. Геринг думал, что этим трем парам соответствуют ощущения черно-белого, красно-зеленого и желто-синего. Противоположные реакции нервных клеток - как бы положительные и отрицательные - он называл соответственно "ассимиляцией" и "диссимиляцией". Позже существование антагонистических нервных процессов было подтверждено в экспериментах, и это привело к возрождению теории Э. Геринга.
 

Вторая половина XIX века

С развитием физиологии и психофизики было окончательно выяснено, что свет и цвет, так же как вкус, запах, звук и другие качества или модальности нашего восприятия, имеют психофизиологическую природу, возникая как результат специфической организации нейронных сетей мозга.



Конец XIX века и первая половина XX века

Предприняты многочисленными, но неудачными попытками решить  проблему расширения математической модели смешения цветов за счет включения в нее феноменов цветоразличения в рамках трехкомпанентной теории.

Сегодня исследователям наиболее приятна трехкомпанентная теория, согласно которой в нашей зрительной системе существуют три цветоощущающих аппарата, которые реагируют на различные цвета и дают нам возможность их видеть.
 



Начало XX века

Планк заговорил о кванте. Определение, подхваченное Эйнштейном, вызывает к жизни новые споры: бывшие ньютоновские частицы становятся фотонами. Это мельчайшие энергетические частицы, которые перемещаются в вакууме со скоростью света. "Есть феномены, которые могут быть объяснены квантовой, а не волновой теорией... - с другой стороны, есть феномены, которые могут быть объяснены волновой, а не квантовой теорией... Есть, наконец, феномены... которые могут быть объяснены как одной, так и другой теорией в равной степени... Невозможно всеобъемлюще описать феномен света, используя только один из двух возможных языков" (Эйнштейн и Инфельд. "Эволюция идей в физике").

В начале XX века П. П. Кондрацкий создал стройную, внутренне непротиворечивую теорию цветовосприятий, применив математический аппарат векторного анализа и представления функций рядами Фурье. (Одним из первых попытался классифицировать полихроматизмы Альфред Икетье. В своей знаменитой книге "Куб цветов" он предложил цифровую систему, которая позволила классифицировать тысячу цветов, начиная с трех основных. "Каждый из трех базовых цветов содержит десять степеней насыщенности, степени обозначаются цифрами от 0 до 9. 9 означает насыщенный цвет, 0 - отсутствие цвета - белый, между ними находятся цифры 1-8. Указывающие степень насыщенности... Ряд  насыщенности трех базовых цветов с десятью различными степенями дает во всех возможных сочетаниях ровно 1000 различных цветов и точно определяемых цифрой-указателем, расположенной между 000 и 999" (Икетье А. "Куб цветов"). Соответствие цветов страдает некоторой неточностью. Зато цифровая система позволяет узнать точные пропорции основных используемых цветов, что упрощает создание красок.)

Энтузиаст цветомузыки А. И. Кириленко утверждает, что в дискуссии 30-х годов по теории колоростатики Кондрацкого участвовали крупные математики, в том числе автор тригонометрических таблиц профессор В. М. Брадис и академик А. Н. Колмогоров.[4]
 
 

1931 год

Международная комиссия по освещению (МКО) приняла так называемую международную колористическую систему, в которой основой для измерений служат три числа, именуемые цветовыми координатами. За основную координату - цветовой тон - была взята длина волны спектрально чистого монохроматического света. Другими словами, в качестве научной базы системы МКО была избрана оптика Ньютона. Ведь именно он, разложив с помощью призмы белый свет на красочные составляющие, открыл физический спектр и установил соответствие между входящими в него цветами и длинами волн колеблющейся среды.

В цветоведении уже давно известно правило Гроссмана: одинаково выглядящие цвета дают при смешении одинаково выглядящие смеси. Другими словами, результат сложения цветов не зависит от спектров, определяющих сами цвета, но зависит от характеристик соответствующих цветовосприятий. П. П. Кондрацкий утверждал, что "как бы разнообразны ни были спектры некоторых окрасок, при условии, если эти спектры отвечают одним и тем же цветам, результаты оперирования над ними будут всегда одинаковыми. Это значит, что при оперировании над цветами мы всегда можем заменить некоторый цвет, отвечающий одному спектру, тождественным цветом, отвечающим совершенно другому спектру, причем такая замена совершенно не отразится на  конечном эффекте цветового восприятия. Это значит, что при оперировании над цветами мы свободны в выборе для этих цветов любых спектров, хотя бы и отвлеченных, при одном лишь условии, чтобы эти спектры выражали именно данные цвета. Колоростатика использовала эту последнюю возможность, подменив фактические спектры окрасок отвлеченной канонической спектрограммой цвета, освободившись, таким образом, от многообразия высшего порядка, которое представляет собою физический спектр окрашенных веществ" (Кондрацкий П.П. Основы колоростатики. -М., 1932).

Оппоненты Кондрацкого знали, что цвета излучений разного спектрального состава, которые визуально воспринимаются одинаковыми, конечно же, существуют. Справочники по физике издавна именуют такие цвета метамерными. Этим понятием пользуется и автор колоростатики. Полемика возникла из-за разногласий, можно ли метамерно преобразовать физический спектр в каноническую спектрограмм, предложенную Кондрацким. Но именно он, возмутитель спокойствия, не подпавший под гипноз авторитета Ньютона или авторитета МКО, доказал, что такое преобразование, причем однозначное, всегда возможно.

Таким образом, само название теории - колоростатика - точно отражает основную идею ученого, ибо метамерное преобразование спектра соответствует уравновешиванию цветовосприятий на роторном колорометре Максвелла. Кондрацкий писал: "Колоростатику можно рассматривать как выделенную из общего курса психологии главу, главу расширенную и углубленную, трактующую о законах цветового восприятия" (Кондрацкий П.П. Основы колоростатики. -М., 1932).
 

Конец 50-х годов XX века

Были получены соответствующие данные. Г. Севетихин изучал сетчатку рыб, а Р. Де Валуа исследовал реакции нейронов на цветовые стимулы в наружном коленчатом теле макаки. В результате исследований, выполненных Г. Светихиным (1959) и Р. Де Валуа (1958), положение изменилось, а дальнейшие исследования показали, что зрительная система еще более сложна. Таким образом, теория Геринга, выдвинутая больше века тому назад, признается и поныне, хотя она и была несколько модифицирована в соответствии с более современными представлениями, согласно которым все эти процессы происходят не в колбочках сетчатки, а в низших зрительных центрах мозга. Цвет не является свойством света как такого, а скорее представляет собой результат его взаимодействия со специфическими фотопигментами и последующих психических процессов субъекта познания, которое включено в познавательное отношение к полихроматическому миру.
 

1968 год

Традиционная колориметрия дала направление новому ответвлению - дистанционной космической колористике. Термин "космическая колористика" охватывает вопросы о цвете и цветоведение, а также прикладные вопросы использования цвета при дистанционных исследованиях. Она включает цветовые признаки природных явлений при необычном их видении, особенности цветового восприятия в условиях невесомости, а также методы и средства проведения дистанционных цветовых исследований.

Колориметристы с первых полетов начали изучать зрение космонавтов: снабдили их простым и доступным средством измерения цвета - атласом цвета.[5] Первый, сначала не большой 26 эталонов - набор стандартных образцов цвета специалисты всесоюзного научно-исследовательского института метрологии им. Д. И. Менделеева передали космонавту Георгию Береговому, летавшему на корабле "Союз-3" в 1968 году. Впоследствии бурное развитие визуально-инструментального метода исследования земли с орбитальных станций заставило специалистов многих отраслей народного хозяйства вспомнить о своих цветовых методах и тематических цветовых атласах. Например, океанологи переиздали свой атлас цвета - шкалу Фореля Уле, которая более 200 лет служила науке при количественных измерениях цвета вод мирового океана; почвоведы обновили свою практическую цветовую систему С. А. Захарова; стали обновлять свою цветовую шкалу и работники лесного хозяйства. Таким образом, в рамках многогранной науки о земле набирало силы космическое природоведение, опирающееся прежде всего на метод фотографии и визуально-инструментальных исследований.

Итак, только зрение способно видеть без помех всю полноту палитры земного пейзажа - фоновые искажения атмосферы и переменный состав спектра освещения делают ее недоступной для аппаратуры. Этот эффект, названный "константность зрения", известен давно, и мы часто сталкиваемся с ним в быту, когда оцениваем цвет предметов в тени и на солнце или при искусственном освещении.

Все это явилось предпосылкой для развития космической колористики. Возможности и потребности слились здесь с естественной для человека формой предъявления информации - в виде цветного изображения. Кроме восприятия и наблюдения объектов в цвете для космического дистанционного метода исследований характерен и этап передачи информации на землю с последующим анализом и интерпретацией специалистами, которые используют ее для практических нужд. И здесь в новой плоскости проявляется интересная и специфическая особенность применения цветовых данных, связанная с быстрым, простым и доступным предъявлением информации потребителю. Тут цвет вне конкуренции. Ведь всего три числа в определенной системе - и специалист может полно и быстро представить по ним увиденный из космоса природный объект, предельно емко сжать и зарегистрировать полученные при наблюдении данные.[6]

 Мир изменчив и красочен, и колористика сослужила хорошую службу, точно запечетлев все нюансы и особенности пейзажей. Появилась возможность сопоставить и соразмерить впечатления и наблюдения разных космонавтов, проведенные в различное время. Колористика, кроме того, выявила и определенные закономерности цветопередачи при визуальном наблюдении объектов и их фотосъемке на цветную пленку в условиях атмосферных помех и сложного характера освещения, поставив эти методы исследований на научную основу. Космонавтам доступно столько малоконтрастных оттенков вод, лесов и пустынь, что не хватает и 1000 эталонных образцов цвета, включенных в атлас. Повышенная точность цветовых наблюдений - это повышенная эффективность исследований, это качественно большее число решаемых природоведческих задач, например, таких как физиографические навигационные карты в натуральных цветах, космическое материаловедение, космическая биология и т. д.



С 1982 по 1985 год

Со станции "Салют 7" получено около 400 цветовых измерений, выполненных с использованием атласа цвета АЦ-1000 и визуального колориметра "Цвет-1". Для нужд информации все больше требуется наглядная продукция, а это прежде всего продукция в цвете.[7] Проблема зрительного восприятия полихроматического мира из космоса включает и вопрос эстетического воспитания и развития художественной цветовой культуры. Это требует осмысливания новых достижений в космонавтике, обобщения уже накопленного опыта и большой методической работы, в частности, при планировании и проведении фундаментальных исследований[8], поэтому был создан курс космической дистанционной колористики, которому обучаются космонавты...
 

 


 





[1] Аристотель. Сочинения в 4-х томах. Т. 1. Книга 2. Глава 7. О душе. Академия наук СССР. Институт Философии. Издательство социально-экономической литературы. –М.: Мысль, 1975.


[2] Спенсер Г., Циген Т.. Ассоциативная психология. –М.: ООО Издательство АСТ-ЛТД, 1998. –С. 385-404.


[3] Ньютон И. Оптика или трактат об отражениях, преломлениях, изгибаниях и цветах света. –М.: Государственное издательство технико-теоретической литературы, 1954.


[4] Орлов В. Умчалась прошлого ракета или запоздалый рассказ о "вредной" теории // Техника - молодежи. 1988, № 10. –С. 44-46.


[5] Тищенко А. А. Космическая колористика // Техническая эстетика, 1987, № 5. –С. 3-5.


[6] Тищенко А. А. Цветовые исследования Земли // Авиация и космонавтика, 1983, № 5.


[7] Ляхов В. А., Александров А. П., Коваль А. Д., Тищенко А. А., Худароткова З. Г. Колористические эксперименты на орбитальной станции "Салют-7". Доклад на XIV Гагаринских чтениях. –М., 1984.


[8] Смольянов И. Ф. Природа в системе эстетического воспитания. –М.: Просвещение, 1984. –С. 206.

Комментариев нет:

Отправить комментарий