среда, 21 августа 2013 г.

"Некое ничто без возможностей" - черный цвет





Основные характеристики: ахроматический.

В лингвистике:


Прилагательное "черный" широко употребительно и используется для названия одежды тканей, цвета шерсти животных, зверей, в описаниях человеческой внешности, предметов быта, ремесла и т. д.

В толковом словаре Ожегова С. И. приводится такое толкование слова "черный": "ЧЕРНЫЙ, -ая, -ое; черен, черна, черно... 1. Цвета сажи, угля; противоп. белый. Черная краска Черное платье. черные шашки. Черная шляпа. 2. Темный, противоп. чему-н. более светлому, именуемому белым. Ч. хлеб. Ч. гриб. 3. Принявший темную краску, потемневший. Ч. от загара. Руки черные от грязи. Иди мойся ты весь ч. Лицо стало черным от горя. 4. полн. ф. В старину: курной Черная изба. Топить по-черному (нареч.). 5. перен. Мрачный, безотрадный, тяжелый. Черные мысли. Черные дни мрачного прошлого. В черных красках изобразить что-н. Видеть все в черном свете. Отложить денег на ч. день. 6. перен. Преступный, злостный. Черная измена. Черное дело сделал кто-н. Черные силы реакции. 7. полн. ф. Не главный, подсобный. Ч. ход в доме. Черное кольцо. 8. полн. ф. Физически тяжелый и неквалифицированный. Черная работа. 9. полн. ф. Принадлежащий к непривилегированным, эксплуатируемым классам общества (стар.). Ч. народ. Черные люди. Черная кость. 10. полн. ф. В Древней Руси: государственный, не частновладельческий. Черные земли. Черные крестьяне. à Черным-черно (разг.) - очень черно (см. черный в 1 знач.). В черном теле держать кого - плохо обращаться с кем-н. Черным по белому (написано, сказано и т. п.) - ясно и недвусмысленно. Черным словом (ругать, бранить и т. п.; устар.) - с упоминанием черта. Черная биржа - неофициальная, спекулятивная биржа. Черный рынок - незаконные коммерческие операции, спекулятивная торговля. Черные списки - списки лиц, которых не принимают на работу или увольняют в первую очередь. Черный ворон (устар.) - закрытый автомобиль для перевозки арестованных. II сущ. чернота, -ы, ж. (к 1 и 3 знач.)".[1]

Что касается синонимов цветообозначения "черный" то, по мнению автора "Словаря синонимов русского языка", синонимами являются: "черный как ночь (или как смоль, как уголь), иссиня-черный / о глазах: агатовый / о волосах: смоляной, как вороново крыло, цвета воронова крыла / в знач. сказ.: черным-черен (разг.)". [2]

Фамилия - наследственное имя семьи, первичной ячейки общества. Не легко раскрыть этимологию такого вида имени собственного, как фамилия. Этим занимается антропонимика.[3]

·     Чернаков. Отчество от прозвища или нецерковного мужского имени Чернак, основа которого черн- та же, что и в фамилиях Черник, Черный и др.

·     Черников. Фамилия распространена очень широко. Она указывает на существование слова черник, но ни в словарях, ни в письменных источниках оно не встречается.

·     Чернов. Одна из очень распространенных фамилий. По своему происхождению - отчество от нецерковного мужского имени Черной (архаичная форма прилагательного, соответствующая современной форме черный). имя могло быть связано со смуглым цветом кожи, черными волосами, темной одеждой, могло означать "злой", "плохой" или "платящий подати, выполняющий повинности".    

·     Черноиванов. Возникла в качестве отчества: сын Черного Ивана.

·     Чернопаневкин. Фамилия состоит из словосочетания черная паневка. Панева - род домотканой шерстяной клетчатой или полосатой юбки, поверх которой посреди вшивается или надевается кусок материи.

·     Чернопятов. Отчество от прозвища, но, возможно, не личного, а группового: чернопятами называли жителей местностей, отличающихся плодородной почвой.

·     Черносвитов. Фамилия возникла из словосочетания черная свитка, означавшего разновидность верхней мужской одежды.

·     Чернышев. Отчество от прозвища или нецерковного имени Черныш. Фамилия широко распространена.

·     Чернявский. Первоначально отчество от обозначения отца по местности, из которой прибыл.

·     Черняев. Отчество от прозвища или нецерковного имени Черняй.

·     Черняховский. первоначальной - обозначение прибывшего из селения Черняхов.

В своем сонете "Гласные" Артур Рембо окрасил в черный цвет звук А.

А - бархатный корсет на теле насекомых,

Которые жужжат над смрадом нечистот.

Владимир Набоков в своем романе "Другие берега" составил свою цветную латинскую и русскую азбуку. "Черно-бурую группу составляют: густое, без гальского глянца А; довольно ровное (по сравнению с рваным R) Р; крепкое каучуковое Г; Ж, отличающаяся от французского J, как горький шоколад от молочного, Я - "темно-коричневое, отполированное".[4]

Как выяснил А. П. Журавлев, русские звукобуквы могут обозначать различные цвета[5]. Звукоцветовое соответствие гласного ы - мрачный темно-коричневый или черный. Эта интересная особенность звуков проявляется в поэзии. Выяснить это можно, подсчитав количество гласных, удваивая ударные при счете.

В немецком и английском языках слово "цвет" противопоставимо по своему смыслу черно-бело-серому "бесцветью". При таком понимании цвета черно-белая фотография - не цветная. В японском же языке такого противопоставления нет. Японцы и черный, и белый считают подлинными цветами, поэтому черно-белая фотография для японца "двуцветна", а цветная фотография, когда она появилась в Японии, получила там название не "цветной", а "естественной" фотографии.


В мифологии:


Социально-значимая цветовая трансляция связана со специфической цветовой символикой. Например, у африканского племени идембу "черный - это зло, дурные вещи", но вместе с тем он обещает счастье в любви.

Китайцы разработали энергетическую теорию человека, основываясь на наблюдениях за природой. Таким образом было выявлено пять основных элементов жизни: Дерево, Огонь, Земля, Металл. Вода. Они установили следующие соответствия: мочевой пузырь - страх - черный.

Японцы наделяют цвета значениями особенно утонченными, превосходящими то, что человек в состоянии описать. Синтоиские школы открывают своим посвященным следующие соответствие: черный и фиолетовый - основа, первопричина, рай.

Символическое значение цветов, виденных во сне у русских крестьян таково: черный - печаль, траур, смерть.[6]

В сборнике пословиц и поговорок, собранных В. И. Далем по всей России в середине XIX века, можно найти пословицы и поговорки о цвете, которые говорят о восприятии цвета русским народом той эпохи. В. И. Даль в словах, пословицах, картинах быта дал точный, фотографический снимок русского мира середины XIX века, запечатлеть жизнь нации  малейших деталях и проявлениях. Через восприятие цвета можно увидеть портрет народного мышления в его слитности, неразрывности, полноте, поразительную глубину народной философии. Приведем некоторые из них: черная коровка дает белое молочко; рубашка беленька, да душа черненька; свет бел, да люди черны; черен, как сажа, как уголь, как смоль, как ворон, как ночь, как земля; чернее грязи, сажи, угля и пр.; черный глаз, карий глаз - минуй нас!; белое - венчальное, черное - печальное; черен мак, да бояре едят; полюби-ка нас вчерне, а вбеле-то (вкрасне) и всяк полюбит; дела, как сажа, черны (или белы); черных кобелей набело перемывать.[7]


В космологии:


Цветам также даны числовые характеристики. Следующий список включает девять основных чисел, используемых в нумерологии, а именно: 1 - черный.

Серьезный и основательный характер коричнево-черного цвета наглядно демонстрирует психотип Козерога, его планета Сатурн и материя реальных достижений, фиксируемая X домом.

Соответствие знаков Зодиака и черного цвета:

*                   Лев - черный,

*                   Козерог - черный.

*                   Черный цвет неудачный для Водолея.


В религии:


Цвета несли космическую функцию и представляли божества в различных космогониях: у индейцев черный - с Западом (страной Теней).

Черный - один из основных цветов западногерманской церкви. Черный - символ траура, потому что связывается в сознании с мраком, тьмой.

В христианской символике красно-черный цвет, смешение огня, дыма, пепла и сажи, является символом дьявольской любви и предательства.

Волосы Перуна - славянского Бога Грозы, Бога грома и молнии уподоблялись грозовой туче - черно-серебряные. Между прочим, сорока была одной из птиц, посвященных Перуну, именно из-за своей черно-белой окраски.


В геральдике:


Черный цвет в геральдике знаменовал печаль, благоразумие, смирение, осторожность, мудрость. Знамена анархических и нигилистских союзов были черными.

В физике:


Черный - это отсутствие всякого цвета, потому что у него нет никаких колебаний, а серый - тот же белый с уменьшенной интенсивностью.[8] Абсолютно поглощает все цвета.


В психологии:




По Люшеру, черный цвет имеет оппозиционность, негативизм, импульсивно- разрушительное поведение, стремление к агрессии и четкую позицию протеста.

Черный - самый темный цвет и по сути является отрицанием цвета. Черный - эта та граница, за которой прекращается жизнь, и поэтому он олицетворяет идею уничтожения. Черный - это отрицание по своей природе, означает отказ, окончательную капитуляцию.[9]

Отрицает существующую ситуацию тот, у кого на первом месте черный цвет. Он избегает постороннего влияния, чтобы переубедить себя. Выражает идею "ничто", застой, защиту и вытеснение возбуждающих влияний отражает агрессивное упорство. Это отрицание и граница, за которой прекращается "цветовая жизнь".

Черный - ни в коем случае не мрачная аура, так как это цвет высокого понимания и спокойствия.

Черный, несомненно, является символом формальности и условности. Он дает достоинство без ложной гордости и является цветом, который внушает уважение. Он может быть динамичным, делая человека способным с многозначительным видом управлять домашними делами, быть упрямым, дисциплинированным и независимым. Но черный силен, главным образом, сам по себе. Если он просто входит в другие цвета, как оттенок, то он становится слишком тяжелым ограничением, подавляя их естественные черты. Это объясняет некоторую мрачность, которую приписывают черному цвету.

Черный - самый концентрированный и тяжелый цвет протеста, суда и отречения, ухода в себя, времени и смерти как абсолютной законченности. Он не отражает света и создает чувство серьезности, пессимизма, сжатия и темноты. Ему соответствует очерченная и замкнутая, устойчивая форма квадрата.

Черный противостоит белому. Это цвет неуверенности, символизирующее мрачное восприятие жизни.

Черный - цвет осторожности, мудрости, постоянства, связан с комплексом одиночества, потребностью в независимости.

Коричнево-черный - цвет тяжелой материи ("соль земли"), реализма и основательности, консерватизма, стабильности, сосредоточения, труда, требовательности, принципиальности, молчания и честолюбия.


В медицине:


Успокаивающий и защищающий эффект. Великолепно сказывается на состоянии организма, так как поглощает все цвета спектра и объединяет их лечебные свойства. В отдельных случаях может рекомендоваться в качестве общеукрепляющего людям с ослабленным здоровьем.

"...В черном камне тона траура и смерти сочетаются со сверкающим блеском света и жизни" - писал академик Александр Ферсман - основоположник геохимии.
Четыре густо-черных камня - гагат, гематит, обсидиан, черный агат - весьма доступны. Но в природе есть и редкие черные камни - черный алмаз, черный гранат, черный турмалин, черный коралл... В древности считалось, что гагат охраняет человека от кошмаров, от страха и дает возможность воспитать в себе смелость и даже храбрость. Кроме того, по преданиям, гагат лечит больные глаза.
Гематит, или кровавик, - черный и блестящий минерал. Этот камень заключает в себе силу Марса и огромное энергетическое поле, позволяющее использовать его в лечебных целях. В старину кровавику приписывали свойства останавливать любое кровотечение, помогать при воспалении, ранении, гасит вспышки гнева, лечит опухоли. В Индии кровавик символизирует мудрость и храбрость.[10]

Во внешнем облике:


Чисто черный мало кому к лицу, он прибавляет возраст. Но черное - это больше, чем просто цвет моды, он демонстрирует уверенность. Черное означает инобытие, а именно это иной раз и требуется.

Черный цвет для весеннего типа - табу. Особенно в области лица. Черный цвет делает летний тип бледным и подчеркивает круги под глазами. Черный цвет, собственно говоря, для осени табу, однако он может хорошо смотреться в комбинации с эффектными касками в макияже, украшениях и аксессуарах. Зимний тип единственный, кому можно эффектно одеваться в черное.[11]

Черный - идеальный цвет в качестве основного для гардероба людей зимнего типа. Это единственный тип, которому действительно идет черное - независимо, выступает ли это черное соло или в комбинации с другими цветами. К тому же черное усиливает и подчеркивает действие многих цветов: едко-розовый; желтый с серыми и красным; льдисто-желтый с розовым; лиловый с льдисто-лиловым и льдисто-желтым; индиго с оранжевым и серым; бутылочно-зеленое с лазурью; льдисто-зеленое с зеленым.[12]


В живописи:


Малевич черный цвет называл цветом "смерти искусства" (картина "Черный квадрат").

По Кандинскому, черный - цвет смерти, "некое ничто".

«Черный аккомпанемент». 1924 г.
Ван-Гог, в предположительно последней картине которого черные вороны кружат под черно-синими грозовыми тучами над волнующим желтым пшеничным полем, стоит на грани самоуничтожения.
Пшеничное поле с воронами 1890г. Музей Ван Гога. Амстердам

В музыке:

Черные глаза


Черный ворон


Черный кот

Черный тюльпан

Песня черного кота

Очи черные

Черная молния

Черная моль

Ах, эти черные глаза

Черные бушлаты


В литературе:


В своей короткой автобиографии, опубликованной в Германии в 1913 году, художник В. В. Кандинский вспоминает, что в юности он писал стихи, которые впоследствии уничтожил. Но он продолжал изредка писать, и когда не удавалось выразить что-либо в живописи, то подходящим инструментом становилось слово, а в пьесах - краски и формы в движении и в меняющемся освещении. Самостоятельная игра почти абстрактных элементов форм, красок, звуков, движения и света встречается в его композиции "Черный и белый".


Кандинский воспринимает черное исключительно негативно - и в этом видится отзвук массового сознания, голос "духа времени": "И как некое ничто без возможностей, как мертвое ничто, когда солнце угаснет, как вечно молчание без будущего и без надежды звучит внутренне черное... Черное есть нечто погасшее, как сожженный костер, - нечто бездвижное, как дух, лежащее за пределами восприятий всех событий... мимо которых проходит жизнь. Это молчание тела после смерти, конца жизни". Это маленькое "стихотворение в прозе" о цвете нельзя считать просто индивидуальными ассоциациями художника. Кандинский - носитель и выразитель коллективного сознания, наследник древних миров и творец новых. (Кандинский В. В. О духовном в искусстве. - Л., 1990. - С. 30, 53, 59, 64-65, 74-78.) 
Контраст белого и черного в стихах Блока служит для выражения гнетущей безнадежности:

По городу бегал черный человек.

Гасил он фонарики, карабкаясь на лестницу,

Медленный, белый подходил рассвет,

Вместе с человеком взбирался на лестницу.

Там, где были тихие мягкие тени -

Желтые полоски вечерних фонарей, -

Утренние сумерки легли на ступени

Забрались в занавески, в щели дверей.

Ах, какой бледный город на заре!

Черный человек плачет на дворе.

У Бунина черный цвет - носитель идеи страдания, смерти, безумия, гибели мира, хаоса.

То не красный голубь метнулся

Темной ночью над черной горою -

В черной туче метнулась зарница,

Осветила плетни и хаты,

Громом гремит далеким.

             * * *

Но светло и нежно небо светит

Сквозь наши черные дубы.

Сквозь наш душевный мрак и страдания светло и нежно светит божественная любовь.

Уж пал зазимок на поля

И в черных пашнях снег белеет,

Как будто в трауре земля.

Здесь видна причастность черного цвета к женственности как аналогу матери-земли, земли, как убивающему и порождающему началу.

  • Антоний Погорельский. Черная курица, или Подземные жители

http://lib.ru/LITRA/POGORELSKIJ/kurica.txt

"...Наконец все утихло. Он взглянул на стоявшую подле него кровать, немного
освещенную месячным сиянием, и заметил, что белая простыня, висящая почти до
полу, легко шевелилась.  Он пристальнее стал всматриваться: ему послышалось,
как будто что-то под кроватью царапается,  и немного погодя  показалось, что
кто-то тихим голосом зовет его:
     - Алеша, Алеша!
     Алеша испугался! Он один был в комнате, и ему  тотчас  пришло на мысль,
что под кроватью должен быть вор. Но  потом, рассудив, что вор не  назвал бы
его по имени, он несколько  ободрился, хотя сердце в нем дрожало. Он немного
приподнялся  в  постели  и  еще  яснее увидел, что простыня  шевелится,  еще
внятнее услышал, что кто-то говорит:
     -  Алеша,  Алеша!  Вдруг  белая  простыня  приподнялась,  и  из-под нее
вышла... черная курица!
     - Ах! это ты, Чернушка! - невольно вскричал Алеша. - Как ты зашла сюда?
     Чернушка  захлопала  крыльями, взлетела  к  нему  на кровать  и сказала
человеческим голосом:
     - Это я, Алеша! Ты не боишься меня, не правда ли?
     - Зачем я буду тебя  бояться? -  отвечал он. - Я тебя люблю; только для
меня странно, что ты так хорошо говоришь: я  совсем не знал, что ты говорить
умеешь!
     -  Если ты меня не боишься, - продолжала курица, - так поди за  мною: я
тебе покажу что-нибудь хорошенькое. Одевайся скорее!
     - Какая ты, Чернушка, смешная! - сказал Алеша. - Как мне можно  одеться
в темноте? Я платья своего теперь не сыщу, я и тебя насилу вижу!
     - Постараюсь  этому  помочь, -  сказала курочка.  Тут  она  закудахтала
странным  голосом, и вдруг откуда-то взялись маленькие свечки  в  серебряных
шандалах, не больше как с Алешин маленький пальчик. Шандалы эти очутились на
полу, на стульях, на окнах, даже  на рукомойнике, и в комнате  сделалось так
светло,  так  светло,  как  будто  днем.  Алеша начал  одеваться, а  курочка
подавала ему платье, и таким образом он вскоре совсем был одет.
     Когда  Алеша  был  готов,  Чернушка  опять  закудахтала,  и  все свечки
исчезли.
     - Иди за мною! - сказала она ему..."


  • Эрих Мария Ремарк Черный обелиск

"...Я держу в руке бутылку водки и сижу на последней скамье в аллее, откуда видны все корпуса лечебницы. В кармане у меня хрустит чек на твердую валюту: на тридцать полноценных швейцарских франков. Чудеса не прекращаются: швейцарская газета, которую я уже два года бомбардирую своими стихами, в припадке безумия приняла один и сейчас же прислала мне чек. Я уже заходил в банк – все в порядке. Управляющий банком немедленно предложил мне оплатить этот чек черными марками. Я ношу чек в нагрудном кармане, возле сердца. Он опоздал на несколько дней. Я смог бы тогда купить на него новый костюм и белую рубашку, иметь элегантную внешность и в таком виде предстать перед дамами Терговен. Но я уезжаю! Посвистывает декабрьский ветер, чек похрустывает, я сижу здесь, внизу, на скамейке в воображаемом смокинге и лакированных туфлях, которые мне обещал Карл Бриль, хвалю Господа и обожаю тебя, Изабелла! В боковом кармане у меня небрежно засунутый тончайший батистовый платок, я – путешествующий капиталист, «Красная мельница» у моих ног; если захочу, в моей руке блеснет шампанское бесстрашных пьяниц, всегда недостаточно пьяных, напиток фельдфебеля Кнопфа, которым он заставил смерть обратиться в бегство; и я пью, глядя на серую стену, за которой находишься ты, Изабелла, ты, юность, с твоей матерью, с бухгалтером Господа Бога Бодендиком, с командиром разума Вернике, с великим смятением и вечной войной; я пью и смотрю влево: там окружной родильный дом, в нескольких окнах еще горит свет, матери родят, и меня вдруг изумляет, как близко стоит родильный дом от лечебницы для душевнобольных; я знаю этот дом, должен знать, ведь я же в нем родился, но до сих пор об этом как-то не думал! Приветствую и тебя, знакомое убежище, улей плодовитости, мою мать привезли сюда оттого, что родители были бедны, а здесь рожали бесплатно, если роды принимали учащиеся – будущие акушерки; таким образом, я уже при своем рождении послужил науке! Приветствую архитектора, который с таким глубокомыслием построил тебя, родильный дом, почти рядом с другим домом! Вероятно, в этом не было никакой иронии, ибо лучшие остроты на свете говорятся серьезными людьми, которые на виду. Во всяком случае – да здравствует наш разум, но не будем чересчур гордиться им и не будем в нем слишком уверены! Ты, Изабелла, получила его обратно, этот дар данайцев, а наверху сидит Вернике и радуется, и он прав. Но каждая правота – это шаг к смерти. И тот, кто прав, всегда становится черным обелиском! Надгробным памятником!
Бутылка пуста. Я зашвыриваю ее как можно дальше. Падая, она мягко ударяется о взрыхленную пашню. Я встаю. Выпито достаточно, я созрел для «Красной мельницы». Сегодня Ризенфельд устраивает там прощальный вечер в честь спасших ему жизнь. Будут Георг, Лиза, потом приду я – мне нужно предварительно кое с кем попрощаться, – и мы все вместе грандиозно отпразднуем прощание… с инфляцией..."

  • Вальтер Скотт. Черный карлик


"...оба всадника въехали во двор гостиницы бок о бок, а в заключение разговора, который они
вели между собой, они в один голос произнесли:
     - Господи помилуй! Что будет с ягнятами, если такая погода продержится!
     Этих слов было достаточно, чтобы хозяин гостиницы понял, что  за  гости
пожаловали к нему; подойдя к главному из всадников, он взял лошадь под уздцы
и, держа ее, пока тот слезал с седла (его конюх тем временем  оказал  ту  же
услугу  второму  всаднику),  одним  духом  выпалил:  "Добро   пожаловать   в
Гэндерклю!" и "Что слышно в горах Южной Шотландии?"
     - Что слышно? - ответил фермер. - Сдается мне, ничего  доброго.  Хорошо
еще, ежели мы спасем маток, а о приплоде и мечтать не приходится. О ягнятах,
видимо, придется позаботиться Черному Карлику!
     - Что верно, то верно, - качая головой, подхватил  старый  пастух,  ибо
второй всадник был именно пастухом. - Нынче у него хлопот будет полон рот.
     - Черный Карлик? - _сказал мой ученый друг  и  покровитель_,  {Здесь  и
ниже мы печатаем курсивом те немногие слова,  которыми  почтенный  редактор,
мистер Джедедия Клейшботэм, дополнил текст своего  покойного  друга  мистера
Петтисона. Мы должны раз и навсегда оговорить,  что  сей  ученый  джентльмен
позволял себе подобную вольность, по-видимому, только в  местах,  касавшихся
его собственной особы; а уж кому, как не ему, знать, в каком  стиле  следует
описывать его личность и его  поступки.  (Прим.  автора.)}  мистер  Джедедия
Клейшботэм. - Это что еще за особа?
     - На-ко вот! - ответил фермер. - Неужто вы не слыхали о Мудром  Элши  -
Черном Карлике? Да не может того быть! Слухами о нем земля полнится;  однако
все это несусветная чепуха. Я никогда ни одному слову не верил!..."

  • Артур Конан Дойл. Черный доктор

"Бишоп Кроссинг - деревушка, лежащая в десяти милях к юго-западу от Ливерпуля. В начале семидесятых годов здесь поселился врач, которого звали Алоиз Лана. В деревне ничего не знали ни о его прошлом, ни о причинах, побудивших его переехать в этот затерянный утолок Ланкашира. О нем было известно только две вещи: первое - что он получил медицинский диплом с отличием в Глазго; второе - что он, без сомнения, принадлежал южной расе. Кожа его была очень темной, и он наверняка имел примесь индусской крови. Однако в его внешности преобладали европейские черты; он отличался хорошими манерами и умением держаться в обществе, это вызывало предположение, что в его жилах была и капля испанской крови. Смуглая кожа, волосы цвета воронова крыла, темные глаза, сверкающие из-под густых бровей - все это резко контрастировало с соломенными волосами и грубоватыми манерами местных жителей. Нового врача вскоре прозвали "Черным доктором из Бишоп Кроссинга". В начале это звучало пренебрежительно и с насмешкой, но шли годы, и это прозвище стали произносить как почетный титул. Вся округа знала доктора, и слава о нем разнеслась далеко за пределы деревни..."

  • Хорхе Луис Борхес. Чернильное зеркало

"...Так нас застало четырнадцатое утро месяца бармахат. На ладони начерчен чернилами круг, ладан брошен на угли, заклинания сожжены. Мы были вдвоем. Болезный велел мне показать ему настоящую казнь. Без помилования, потому что душа его в то утро жаждала лицезреть смерть. Я показал ему солдат с барабанами, расстеленную бычью шкуру, людей, алчущих зрелища, палача с мечом правосудия. Он восхитился палачом и сказал мне: "Это Абу Кир, казнивший твоего брата Ибрагима, это тот, кто пресечет твой удел, когда мне будет дарована наука вызывать эти фигуры без твоей помощи". Он попросил привести осужденного. Когда его привели, он онемел, ибо это был тот самый загадочный человек, закутанный в белое полотно. Он велел мне приказать, чтобы перед казнью с него сняли покрывало. Я бросился ему в ноги со словами: "О царь времен и всего сущего, о смысл дней, этот образ не таков, как остальные, ведь нам не ведомо ни имя его, ни кто его родители, ни из каких он краев, и я не осмеливаюсь снять с него покрывало, чтобы не совершить то, за что придется держать ответ". Засмеялся Болезный и поклялся, что, если содеянное окажется грехом, возьмет он грех на себя. Он поклялся в этом на мече и Коране. Тогда я велел раздеть приговоренного, бросить его на расстеленную бычью шкуру и сорвать покрывало. Все так и сделали. Ошеломленному взору Якуба предстало наконец лицо, которое было его собственным. Его охватил безумный страх. Я недрогнувшей рукой сжал его дрожащую правую руку и повелел ему смотреть на свою смерть. Он был целиком во власти зеркала и даже не попытался отвести взгляд или вылить чернила. Когда меч в представшем ему видении обрушился на повинную голову, он вскрикнул - голос этот не смягчил моего сердца - и замертво рухнул на пол. Слава Предвечному, тому, у кого в руках ключи безмерной Милости и беспредельной Кары..."

  • Агата Кристи. Черная смородина

"...Сэр, если вас интересует мое мнение, то я думаю, что он был чем-то расстроен или обеспокоен. - Почему вы так решили? Он себя странно вел? - Нет, сэр, не то, чтобы странно. Он был такой же тихий, как всегда. Никогда слова не скажет, кроме "Добрый вечер". Нет, странным был его заказ. - Его заказ? - Боюсь, что вы, джентльмены, будете надо мной смеяться, - Молли покраснела. - Но когда джентльмен ходит сюда больше десяти лет, вы, естественно, хорошо знаете, что он любит, а что - нет. Он терпеть не мог пудинга с почками и черной смородины, и я не припомню, чтобы он заказывал густой суп. Но в тот понедельник он заказал густой томатный суп, бифштекс, пудинг с почками и пирог с черной смородиной! Похоже, что он просто не замечал, что заказывал! - Знаете ли, - произнес Эркюль Пуаро, - я все это нахожу весьма интересным. Молли удовлетворенно взглянула на них и удалилась. - Ну, Пуаро, - посмеиваясь, произнес Генри Бонингтон. - Хотелось бы услышать ваши выводы. В ваших лучших традициях. - Я бы предпочел сначала услышать ваши выводы. - Хотите сделать из меня Ватсона? Ладно, старик отправился к врачу, а врач поменял ему диету. - На густой томатный суп, бифштекс, пудинг с почками и пирог с черной смородиной? Не могу представить себе доктора, который мог бы дать такое предписание. - Напрасно не верите, старина. Доктора могут предписать все, что угодно. - Это единственное, что вам пришло в голову?..."

  • Саке Комацу. Черная эмблема сакуры

"...16 августа возобновились бомбежки. Массированные и длительные. Весь промышленный район приморья был полностью уничтожен, шесть крупнейших городов Японии, за исключением Киото, превратились и руины. Работать было негде. Заводов не стало. Ребят погнали строить укрепления на побережье. Тем временем Советская Армия ураганом пронеслась с севера на юг Маньчжурии и отрезала Квантунской армии путь к отступлению у маньчжуро-корейской границы. Через несколько дней из гимназистов сколотили особый отряд обороны империи, и началась муштра. Каждому хотелось, чтобы отряд назывался "Бяккотай", но так назывался отряд юношей, выступивших за сегунат, против императора [речь идет о событиях 1868 года, так называемой "Революции Мейдзи", японской буржуазной революции; сегунат, военно-феодальная диктатура, столп феодализма в Японии, был свергнут, "восстановлены" права императора; к власти пришла буржуазия, договорившаяся с крупными аристократами-земледельцами; "Бяккотай" ("Отряд белых тигров") - один из отрядов добровольцев-юношей, выступивших на стороне сегуната]. И назвали его отряд Черной Сакуры. В отряд брали только добровольцев от пятнадцати до восемнадцати лет. Большей частью тут были пятнадцатилетние. Ведь им представлялась возможность принять участие в настоящей войне, с настоящим оружием. - Иди! - решительно сказала ему мать. - Сын военного должен быть достоин имени отца..."

  • Эдгар Аллан По. Черный кот

"...Однажды ночью, когда я сидел, томимый полузабытьем, в каком-то богомерзком месте, внимание мое вдруг привлекло что-то черное на одной из огромных бочек с джипом или ромом, из которых состояла едва ли не вся обстановка заведения. Несколько минут я не сводил глаз с бочки, недоумевая, как это я до сих пор но замечал столь странной штуки. Я подошел и коснулся ее рукой. То был черный кот, очень крупный - под стать Плутону - и похожий на него как две кайли воды, с одним лишь отличием. В шкуре Плутона не было ни единой белой шерстинки; а у этого кота оказалось грязно-белое пятно чуть ли не во всю грудь. Когда я коснулся его, он вскочил с громким мурлыканьем и потерся о мою руку, видимо, очень обрадованный моим вниманием. А ведь я как раз искал такого кота. Я тотчас пожелал его купить; но хозяин заведения отказался от денег - он не знал, откуда этот кот взялся, - никогда его раньте не видел. Я все время гладил кота, а когда собрался домой, он явно пожелал идти со мною. Я ему не препятствовал; по дороге я иногда нагибался и поглаживал его. Дома он быстро освоился и сразу стал любимцем моей жены. Но сам я вскоре начал испытывать к нему растущую неприязнь..."

  • Жюль Верн. Черная Индия

"...Известно, что англичане дали своим обширным угольным копям очень выразительное название "Черная Индия", и эта Индия, быть может, еще больше, чем настоящая, способствовала поразительному обогащению Соединенного королевства. Действительно, там днем и ночью работает целая армия шахтеров, добывая из недр Англии драгоценное горючее, без которого не может обойтись современная промышленность. В те времена копи еще далеко не были истощены, и по вычислениям специалистов в ближайшем будущем нечего было опасаться недостатка угля. Угольные залежи Старого и Нового Света еще можно было широко разрабатывать. Фабрикам, изготовляющим всевозможные предметы, паровозам, локомобилям, пароходам, газовым заводам - никому еще не грозила опасность остаться без минерального топлива. Однако за последние годы потребление угля возросло настолько, что некоторые залежи оказались выработанными вплоть до самых тонких угольных пластов. Заброшенные стволы и опустевшие штреки покинутых шахт отныне без пользы пронизывали и прорезали землю..."

  • Александр Дюма. Черный Тюльпан

"...Тем не менее весь мир тюльпановодов переживал величайшее волнение. Некоторые любители увлеклись этой идеей, хотя и не верили в возможность ее осуществления; но такова уж сила воображения цветоводов: считая заранее свою задачу неразрешимой, они все же только и думали об этом большом черном тюльпане, который считался такой же химерой, как черный лебедь Горация или белый дрозд французских легенд. Ван Берле был в числе тех цветоводов, которые увлеклись этой идеей; Бокстель был в числе тех, кто подумал, как ее использовать. Как только эта мысль засела в проницательной и изобретательной голове ван Берле, он сейчас же спокойно принялся за посевы и все необходимые работы, для того чтобы превратить красный цвет тюльпанов, которые он уже культивировал, в коричневый и коричневый в темчокоричневый. На следующий же год ван Берле вывел тюльпаны темнокоричневой окраски, и Бокстель видел их на его грядах, в то время как он сам добился лишь светлокоричневого тона. Быть может, было бы полезно изложить читателям замечательные теории, которые доказывают, что тюльпаны приобретают окраску под влиянием сил природы; быть может, нам были бы благодарны, если б мы установили, что нет ничего невозможного для цветовода, который благодаря своему таланту и терпению использует тепло солнечных лучей, мягкость воды, соки земли и движение РОЭдуха. Но мы не собираемся писать трактата о тюльпанах вообще, мы решили написать историю одного определенного тюльпана, и этим мы ограничимся, как бы ни соблазняла нас другая тема..."

  • Уильям Фолкнер. Черная арлекинада

"...Конечно, Кетчем мог бы застрелить его на месте, но, как он выразился, -
если уж не по закону, тогда Бердсонги имеют слово первые. И не стал стрелять. Вскочил вместо того в общую к заключенным, они пятятся от этой стальной двери, Кетчем орет им: 'Хватай его! Вали его на пол!' - а они все жмутся, тогда Кетчем кого пинком, кого рукояткой пистолета послал вперед. Они кидаются, а этот негр хватает их и, как тряпичные куклы, швыряет от себя через всю камеру: 'Я ж не убегаю. Я УК не убегаю' - и так целую минуту. Наконец свалили его, кипит на полу мала-куча из черных голов, рук и ног, а из нее, рассказывает Кетчем, по-прежнему вылетает то один, то другой черномазый и планирует через камеру, растопырясь, как белка-летяга, и фарами выпуча глаза. Все-таки прижали, Кетчем подошел, стал счищать черномазых по одному и видит: он лежит подо всеми и смеется, по лицу мимо ушей катятся слезищи, с виноградину каждая, шлепаются на пол, точно кто птичьи яйца роняет, а он смеется и смеется и говорит: 'Видно, не перестану я думать. Видно, не перестану'. Ну, что ты на это скажешь? - А то скажу, что если хочешь сегодня ужинать, то поторапливайся, - отозвалась жена из столовой. - Через пять минут я убираю со стола и ухожу в кино."

  • Антон Чехов Черный монах
http://ilibrary.ru/text/985/p.1/index.html

"...Однажды после вечернего чая он сидел на балконе и читал. В гостиной в это время Таня — сопрано, одна из барышень — контральто и молодой человек на скрипке разучивали известную серенаду Брага. Коврин вслушивался в слова — они были русские — и никак не мог понять их смысла. Наконец, оставив книгу и вслушавшись внимательно, он понял: девушка, больная воображением, слышала ночью в саду какие-то таинственные звуки, до такой степени прекрасные и странные, что должна была признать их гармонией священной, которая нам, смертным, непонятна и потому обратно улетает в небеса. У Коврина стали слипаться глаза. Он встал и в изнеможении прошелся по гостиной, потом по зале. Когда пение прекратилось, он взял Таню под руку и вышел с нею на балкон. — Меня сегодня с самого утра занимает одна легенда, — сказал он. — Не помню, вычитал ли я ее откуда или слышал, но легенда какая-то странная, ни с чем не сообразная. Начать с того, что она не отличается ясностью. Тысячу лет тому назад какой-то монах, одетый в черное, шел по пустыне, где-то в Сирии или Аравии... За несколько миль от того места, где он шел, рыбаки видели другого черного монаха, который медленно двигался по поверхности озера. Этот второй монах был мираж. Теперь забудьте все законы оптики, которых легенда, кажется, не признает, и слушайте дальше. От миража получился другой мираж, потом от другого третий, так что образ черного монаха стал без конца передаваться из одного слоя атмосферы в другой. Его видели то в Африке, то в Испании, то в Индии, то на Дальнем Севере... Наконец, он вышел из пределов земной атмосферы и теперь блуждает по всей вселенной, все никак не попадая в те условия, при которых он мог бы померкнуть. Быть может, его видят теперь где-нибудь на Марсе или на какой-нибудь звезде Южного Креста. Но, милая моя, самая суть, самый гвоздь легенды заключается в том, что ровно через тысячу лет после того, как монах шел по пустыне, мираж опять попадет в земную атмосферу и покажется людям. И будто бы эта тысяча лет уже на исходе... По смыслу легенды, черного монаха мы должны ждать не сегодня — завтра. — Странный мираж, — сказала Таня, которой не понравилась легенда. — Но удивительнее всего, — засмеялся Коврин, — что я никак не могу вспомнить, откуда попала мне в голову эта легенда. Читал где? Слышал? Или, быть может, черный монах снился мне? Клянусь богом, не помню. Но легенда меня занимает. Я сегодня о ней целый день думаю..."
  • Памук Орхан. Черная книга

"...Премия досталась художнику, повесившему зеркало. Посещающие много лет
притон клиенты  были  настолько очарованы изображениями  на стенах,  получая
удовольствие от обоих произведений, что часами ходили между стенами, пытаясь
разгадать тайну волшебства, которое они видели.
     Несчастная - на первой стене - собака превращалась на  второй в хитрую;
оборачиваясь  снова  к изображению  на  первой  стене,  люди  замечали,  что
животное  изображено в тревожном движении;  при следующем повороте к зеркалу
обнаруживались новые подробности, которые  придавали иной  смысл движению, и
зритель уже переставал что-либо понимать и с трудом сдерживал себя, чтобы не
побежать обратно к первой стене.
     Если картина на стене техникой рисунка напоминала  роспись  телеги  или
ярмарочного театра, то отражение ее вызывало, с одной стороны,  ассоциации с
мрачными гравюрами, а с другой  - напоминало яркие роскошные фрески. Большой
орел  в  зеркальном  отражении  медленно  махал  крыльями  и  превращался  в
легендарную  птицу  Симург;   трещины  некрашеных  фронтонов   старых  домов
складывались   в  зеркале  в  изображения   человеческих   лиц;   отраженные
праздничные   площади  и  карусели  приходили  в  движение,  меняли  краски;
нарисованные  на картине  старые  трамваи,  конные повозки, минареты, парки,
кофейни  на  набережной   становились  на  противоположной   стене   знаками
совершенно другого мира. Черная книга,  которую художник шутливо дал в  руки
слепому, в  зеркале раздваивалась, превращалась  в книгу двух смыслов,  двух
разных сущностей; при  возвращении  к первой  стене  она  снова  становилась
единой, но ясно было, что в ней кроется тайна.
     Самое большое и  пугающее впечатление на посетителей  производила  игра
лиц: на полотне художника  было изображено очень  много  людей,  и в зеркале
лица этих людей среди толпы, заполняющей  город, обретали  совершенно другой
смысл, на них проявлялись знаки неизвестных миров..."



В кино:

The Black Adder

Dark Passage (1947)

Black Butterflies (2011)

Orfeu Negro (1959)

Black Swan (2011)

Черный пират (1971)

The Black Swan (1942)

Black Legion (1937)

The Black Stallion (1979)

Black Narcissus (1947)

Black Beauty (1994)

The Black Shield of Falworth (1954)

The Scarlet and the Black (1983)

Good Guys Wear Black (1979)

Black Snake Moan (2006)

Men in Black (1997)

Высокий блондин в черном ботинке (1972)


В дизайне интерьера:


Оптимальное цветовое настроение для любого помещения

Цвета
Психически
Оптически
Органически
Оптимально
Белые
Светлые, ясные, легкие
Расширяют помещение
Снижает кровяное давление
Для всех помещений, которые не должны производить заданного впечатления
Черные
Деловые, серьезные, тяжелые
Сильно сужают помещение
Для помещений, в которых планируется сильное цветовое оформление
Серые
Пассивные, нейтральные, уравновешивающие
Нейтральны
Для любого оформления, которому требуется нейтральный фон


Черные тона подходят для офисных помещений, в которых планируется сильное цветовое оформление.

 По фэн-шуй, наиболее удачные сочетания цветов содержат следующие элементы:

·     Вода, дерево, огонь (синий или черный, зеленый и красный);

·     Металл, вода, дерево (белый, серебряный или золотой, синий или черный и зеленый).[13]

По фэн-шуй, пользоваться черным цветом можно для:

*                   утверждения независимости;

*                   создания атмосферы тайны и интриги;

*                   впечатления теплоты, так как черный цвет поглощает все остальные;

*                   выражения силы и солидарности.[14]

 





[1] Ожегов С. И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов. - Екатеринбург, "Урал-Советы" ("Весть"), 1994. –С. 765.
[2] Александрова З. Е. Словарь синонимов русского языка: Практический справочник: ок. 11 000 синоним. рядов. - 7-е изд., стер. –М.: Русский язык, 1993. –С. 483.
[3] Никонов В. А. Словарь русских фамилий / Сост. Е. Л. Крушельницкий. –М.: Школа-Пресс, 1993. –С. 157-159.
[4] Набоков В. Собрание сочинений в четырех томах. –М.: Правда, 1990. Том 4. –С. 146-147.
[5] Журавлев А. П. Звук и смысл. –М.: Просвещение, 1991. –С. 101-125.
[6] Полная энциклопедия быта русского народа, составленная Иваном Панкеевым. –М.: ОЛМА-ПРЕСС, 1998. –С. 546-547.
[7] Пословицы русского народа: Сборник В. Даля: В 3 т. –М.: Русская книга, 1993. Т. 2. –С. 326-327.
[8] Основные направления психологии в классических трудах. ассоциативная психология. Г. Спенсер. основания психологии. Т. Циген. Физиологическая психология в 14 лекциях. –М.: ООО Издательство АСТ-ЛТД, 1998. –С. 385-404.
[9] Люшер М. Цвет вашего характера / Пер. с англ. Емельянов Ю. В. –М.: РИПОЛ КЛАССИК, Вече, 1997. -С. 81-83.
[10] Шушнова Л. А. Лечебная радуга камня (каменная цветотерапия). 1998. // http://www.rubtsovsk.ru/history/regsci01/008.htm
[11] Ватерман Г., Цингель Ф. Ваш неповторимый стиль. –М.: Кристина и К, 1997. –С. 102-103.
[12] Бущер Х. Какой цвет вам к лицу. –М.: Кристина и К, 1997. –С. 70.
[13]  Вебстер Р. Фэн-шуй для рабочего места. -СПб: Тимошка, 1999. –С. 58-59.
[14] Вайдра Н. Фэн-шуй: 150 советов, как создать гармонию и уют в вашем доме и офисе / Пер. с англ. К. Савельева. –М.: ФАИР- ПРЕСС, 1999. –С. 86-100.
Семира и В.Веташ Астрология и мифология — СПб: Атон, 1998.—C. 1072 // http://lib100.com/book/astrology/astrology_mythology/_%D1%E5%EC%E8%F0%E0,%20%C2%E5%F2%E0%F8%20%C2.,%20%C0%F1%F2%F0%EE%EB%EE%E3%E8%FF%20%E8%20%EC%E8%F4%EE%EB%EE%E3%E8%FF.pdf

Комментариев нет:

Отправить комментарий